СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ УКРАИНЫ: СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОНА? | Н В Калинчик | Ефективна економіка №10 2013

УДК 338.242.4:631

 

Н. В. Калинчик,

доктор экономических наук

 

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ УКРАИНЫ: СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОНА?

 

Mykola V. Kalinchyk,

Doctor of Economic Sciences

 

GROWTH STRATEGY OF AGRICULTURAL SECTOR OF ECONOMY OF UKRAINE: DOES IT EXIST?

 

В статье проанализированы существующие подходы к разработке стратегии развития аграрного сектора экономики отечественными и зарубежными учеными. Показано, что в цивилизованных обществах стратегия предусматривает поддержку фермерских хозяйств разных размеров и в первую очередь – небольших. В Украине наоборот прослеживается обратная ситуация – усилия государства сосредоточены на поддержке крупных предприятий.

 

The article analyzed existing approaches to the development of growth strategy of the agricultural sector by national and foreign scholars. It is showed that in civilized societies the strategy provides support for farms of different sizes and first of all of small farms. In Ukraine is traced an inverse situation - the state's efforts are focused on supporting large enterprises.

 

Ключевые слова: аграрная реформа, стратегия, государственная поддержка, агрохолдинги, обслуживающие кооперативы, эффективность.

 

Key words: agrarian reform strategy, government support, agricultural holdings, service cooperatives, efficiency.

 

 

Постановка проблемы. В государствах, которые себя уважают и действительно стремятся обеспечить благополучие своего народа, населяющего его территорию, стратегии разрабатываются именно в их интересах. Основной целью стратегии развития аграрного сектора экономики должно быть создание условий для устойчивого производства, равноправного существования всех без исключения форм хозяйствования и достаточная занятость сельского населения. В этом случае стратегия действительно стратегия становится общенациональной, поскольку предусматривает направления развития и соответствующие правительственные меры, которые стоят на страже стабильной экономической деятельности всех участников аграрного производства, рынка и потребителей. О векторе социально–экономического развития мировое сообщество говорит так: если стратегия государства приводит ее народ к укреплению, развитию и процветанию, то ее можно считать национальной, в противном случае – антинациональной [1]. Украина, к сожалению, еще не определилась и не разработала стратегию, отвечающую положениям Основного закона страны – строительство социально-ориентированной экономики. Поэтому важно проанализировать, как разрабатывают стратегии зарубежные страны для своего аграрного сектора экономики и что нужно сделать нам, чтобы быть цивилизованной страной.

Анализ последних исследований и публикаций. С обретением независимости часто сменяемое Правительство Украины постоянно давало поручения министерствам и ведомствам разработать стратегию развития отраслей экономики. В разработке различных парадигм, концепций, программ, стратегий развития аграрного сектора экономики принимали участие все без исключения институты Национальной академии аграрных наук Украины, а потому практически невозможно выделить авторов, которые исследовали, анализировали и рассчитывали отдельные стартовые параметры аграрной реформы. Однако проекты этих программных документов не предусматривали прогнозирования социально-экономических последствий реформирования аграрной сферы. Вся сложность состоит в том, что постоянно с изменением состава правительства формировался новый перечень задействованных исполнителей по разработке стратегии, которые видоизменяли прежние проектные наработки и вносили свои коррективы. Вследствие этого вектор реформирования после 20–летних экспериментов молчаливо был сориентирован на поддержку развития крупных сельскохозяйственных предприятий экспортного направления, специализирующихся на производстве экстенсивных сельскохозяйственных культур с минимумом затрат труда.

Целью статьи является анализ практики разработки цивилизованными странами стратегий развития фермерских хозяйств и отечественных подходов к решению этой проблемы и на базе этого – формирование предложений по изменению методических подходов к их осуществлению и совершенствованию.

Изложение основного материала и обоснование полученных результатов. За годы независимости Украины в различных законодательных актах, концепциях, стратегиях, программах стартовой целью реформирования аграрного сектора экономики было определено, как наиболее точно отмечает академик НААН В.Я. Месель-Веселяк, приблизить собственность на землю непосредственно к производителю, обеспечить самостоятельность и независимость гражданина, возродить действительного хазяина земли, работающего на ней, на основе частной собственности, развивать на равноправной основе сельскохозяйственные предприятия, фермерские и хозяйства населения [2, с. 205]. И далее он отмечает, что «аграрная реформа среди других составляющих экономической реформы была научно обоснованной, теоретически исследованной, нормативно обеспеченной и практически совершенной» [2, с. 207].

Напомним, что в отношении аграрной политики принцип постепенности при осуществлении любых преобразований был предусмотрен еще в начале создания ЕС [3]. В отличие от европейских стран мы постоянно ускоряли аграрную реформу и отчитывались о достигнутых в этом успехах. Владельцы мелких земельных долей (паев) после неоднократного ускорения реформы в аграрном секторе экономики не сумели стать конкурентными на продовольственном рынке по банальной причине – никто не запланировал организовать обслуживающие кооперативы по использованию техники. Ведь в небольших фермерских хозяйствах (до 50 га пашни) даже в зарубежных странах количество техники в расчете на единицу земли до 25 раз больше, чем у крупных (более 1 тыс. га пашни). А конкурентными они могли стать только при условии кооперативного использования техники, когда она будет загружена на уровне крупных предприятий. Это мировая аксиома и её еще никто, обладающий здравым смыслом, не поставил под сомнение.

Не помог достижению цели с началом реформирования при первом Президенте Украины следующий лозунг: сделать эффективными мелкие фермерские хозяйства, однако не были просчитаны варианты и указаны пути достижения намеченного. Все же вывод о преимуществах этой формы хозяйствования был принят как аксиома: себестоимость производства сельскохозяйственной продукции у фермеров будет намного ниже, нежели в колхозах и совхозах, а следовательно, им не будет угрожать риск стать банкротами [4, с. 20]. И снова не упоминается, что прежде необходимо было создать обслуживающие кооперативы по использованию техники и другой инфраструктуры, особенно кредитной и торговой. Из почти 7 млн владельцев земельных паев было создано несколько десятков тысяч фермерских хозяйств, где работает до сих пор не более 80 тыс. человек. При втором Президенте Украины сформулировано и ускоренными темпами претворялось в жизнь следующее теоретическое обоснование по принципу аналогии высшей эффективности еще более мелких, чем фермерские, личных крестьянских хозяйств на приусадебных участках: «В Кении на фермах площадью до 0,5 га производство и занятость в расчете на 1 га были соответственно в 19 и 30 раз выше, чем на фермах площадью более 8 га» [5]. А потому нам следует разделить земельные паи еще на более мелкие участки. Все же трудно представить, как с 1 га очень мелкое хозяйство получит в 19 раз больше сельскохозяйственной продукции по сравнению с крупным? Но на такие нелогичные мелочи совет консультантов не обращал внимания, и предлагалось на следующем этапе уже создать в течение 2-3 лет несколько больших размеров хозяйства, чем по 0,5 га земли: «до 100 тыс. фермерских хозяйств и около 1 млн. больших личных хозяйств товарного типа (более 2–5 га угодий, 3–5 гол. крупного рогатого скота и 5–10 свиней, 100–500 гол. птицы)» [6]. Правда состоит в том, что ни в одном тысячелетии и ни в одной стране не было товарных хозяйств размером 2–5 га (кроме тех, что специализируются на выращивании интенсивных культур, например, ягод, плодов, винограда, табака и т.д.). Даже в царской России не товарными были хозяйства размером до 14 десятин земли, где в основном выращивали экстенсивные культуры – рожь, пшеницу, ячмень, гречиху, просо.

Результаты аграрной реформы были очевидны в соответствии с неопределенностью самой стратегии развития – нас ожидает и уже стала реальной сплошная безработица на селе. Согласно статистическим данным, в 2012 г. количество занятых в сельском хозяйстве, охотничестве и лесном хозяйстве составляло 3492,4 тыс. чел., а наемных – 627,4 тыс. человек. И если по отдельным оценкам для более 80 % семей Украины стала основной работа на приусадебных и садово-огородных участках [7], то это не означает, что они продуктивно заняты. Согласно Закону Украины «О занятости населения» к занятым относится население сельской местности, для которых работа в личном крестьянском хозяйстве является основной, а расчетный месячный доход на одного его члена превышает размер минимальной заработной платы [8]. По данным обследования домохозяйств, в 2012 г. в сельской местности на одно домохозяйство получено в месяц 119,47 грн дохода от предпринимательской деятельности и самозанятости и 342,25 грн дохода от продажи сельскохозяйственной продукции, что в расчете на одного человека составило всего 211 грн. Также отметим, что 35,2 % домохозяйств имеют в собственности приусадебные участки площадью менее 10 сотых гектара, а 53 % – менее 25 сотых. На таких небольших площадях действительно можно быть только занятым без получения дохода для содержания семьи. Наиболее убедительный пример – исчезновение с лица земли более 300 населенных пунктов и пустующие дома во многих селах Украины. По данным некоторых аналитиков, холдинг принимает на работу из каждого села не более 5 работников. Основным доходом домохозяйств в сельской местности остаются средства от предоставления в аренду земельных долей (паев), пенсии, государственные социальные выплаты и т.д.

Следует отметить, что глобальные эксперименты в экономике в отличие от естественных наук в мире проводят лишь в ограниченных масштабах (например, эксперимент по введению фиксированного налога на уровне Глобинского района Полтавской области). Поэтому для решения стратегических экономических проблем применяют экономико-математическое моделирование социально-экономических последствий реформаторских мероприятий и только после многочисленных системных расчетов определяют и принимают как основу один из вариантов развития общества. В отличие от цивилизованных стран мы, как видим, экспериментируем в реальном режиме и очень плохо, что это происходит в реальной экономике. Для восстановления утерянного потенциала после реализации стартовых мероприятий по реформированию аграрного сектора экономики – дележки земель и имущества, по подсчетам академика НААН П.Саблука, государство израсходует 800 млрд грн.

На смену фермерским и крестьянским хозяйствам населения пришли сверхбольшие и невиданные в мире агрохолдинги размером до 300–550 тыс. га пашни, где выращивают только культуры экспортного направления – зерновые и масличные. В расчете на 1 га посевов этих культур затраты труда в 5–20 раз ниже по сравнению с трудоемкими культурами (овощи, картофель, сахарная свекла, хмель, плоды, ягоды и т.д.). Еще выше затраты труда на 1 га пашни с учетом развития животноводческих и кооперативных отраслей – кормопроизводства, производства комбикормов, премиксов и т.п. Такие стремительные структурные изменения как в формах собственности, так и направлениях специализации производства только ускорили нарастание безработицы, а новые рабочие места не созданы. Как следствие, количество фермерских хозяйств стало сокращаться, а владельцы земельных частей (паев), не имея других приемлемых вариантов, сдали их в аренду холдинговым структурам.

С дотациями для первичных товаропроизводителей в Украине еще более печальная ситуация. Ученые нерушимо стали на новую стратегическую платформу: государственная финансовая поддержка только для сильных крупнотоварных предприятий [9], хотя реформа проводилась для всех крестьян – жителей сельской местности. Так, в 2011 г. согласно статической отчетности (форма № 2–ферм) 93,4 % фермерских хозяйств (из 32428) не получили какой-либо финансовой помощи. Все усилия были сосредоточены на бюджетной поддержке крупных хозяйств, специализирующихся на производстве только продукции растениеводства (в основном зерновых и масличных культур, подлежащих экспорту), практически без затрат труда. Тогда как дотации в развитых странах в большей мере предоставляются мелким фермерам, согласно разработанным ими планами выхода на конкурентные параметры производства. Так, во Франции не предоставлялась государственная поддержка и льготные кредиты крупным птице– и молочным фермам, где концентрация коров превышает 60 голов [10]. У нас же в соответствии с Постановлением Кабинета Министров Украины «Об утверждении Порядка использования средств, предусмотренных в государственном бюджете для частичного возмещения субъектам хозяйствования стоимости строительства и реконструкции животноводческих ферм и комплексов и предприятий по производству комбикормов» (с дополнениями) от 4 октября 2010 № 900 предусмотрено возмещение субъектам хозяйствования до 50 % стоимости завершенных в 2009–2012 гг. этапов строительства и реконструкции животноводческих ферм и комплексов проектной мощностью не менее 500 голов крупного рогатого скота [11]. Например, в Самарской области (Российская Федерация) дотации предоставляют товаропроизводителям молока, которые имеют в хозяйстве как минимум 100 голов крупного рогатого скота с годовым удоем более 3 тыс. кг молока от одной коровы [12], что стимулирует развитие фермерства.

Между тем, решение проблем занятости и поддержания его эффективного уровня уже давно является основным приоритетом социальной политики ЕС [13]. Для этого существуют два направления: структурная перестройка экономики и соответственно рынка труда или стимулирование экономического роста и наращивание производства сельскохозяйственной продукции и ее переработки. Например, начиная с 1975 г. Европейский фонд регионального развития поддерживает создание инфраструктуры, а также осуществляет эффективные, с точки зрения занятости, инвестиции, в частности в интересах развития предприятий [14]. То есть, структура производства формируется таким образом, чтобы занятость в экономической сфере была максимально приемлемой. Именно такой критерий при разработке стратегии применили практически все страны мира в 50–х годах прошлого века с появлением ЭВМ и разработанных В. Леонтьевым межотраслевых балансов. Например, в Японии, США, Италии, Норвегии и других странах при разработке стратегий развития своих экономик такой критерий как максимум прибыли использовали в последнюю очередь, а на первый план выходили расчеты на балансовых моделях различных вариантов занятости населения с одновременным решением задач распределения инвестиций в зависимости от прогнозных показателей конечного спроса (внутренние потребности, запасы и экспорт) на продукцию [15, с. 286].

Однако в последнем отечественном проектном документе «Стратегия развития аграрного сектора экономики Украины на период до 2020 г.» о занятости не идет речь, а целевым ориентиром до 2020 г. (по сравнению с 2012 г.) определена совершенно другая стратегическая цель – увеличить объемы производства валовой продукции сельского хозяйства (в сопоставимых ценах) в 1,3 раза, а экспорта сельскохозяйственной продукции и продовольствия – на 3-4 % ежегодно. Эта стратегия стала основой разработки Государственной программы развития аграрного сектора экономики на период до 2020 г. [16]. Об этом также заявил Министр аграрной политики и продовольствия Украины Н. Присяжнюк: «Министерство будет реализовывать стратегию увеличения производства и диверсификации рынков продукции АПК» [17, с. 6], однако отсутствует упоминание о реальном развитии крестьянских хозяйств товарного типа, фермерских хозяйств и т.д. И эта стратегия не только увеличения производства сельскохозяйственной продукции, но и ее экспорта. Как видим, просматривается большое желание решить проблемы государственного бюджета за счет отстранения крестьян от земли, наращивания агрохолдингами экспорта сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки с игнорированием нужд населения, проживающего в сельской местности.

Как видим, стратегическая цель снова изменилась и научный директор Института стратегических оценок П.И. Гайдуцкий в восторге от развития агрохолдингов, которые в 2009 г. арендовали 43,5 % земельных паев (в 2 раза больше, чем в 2005 г.). Благодаря агрохолдингам, отмечает он, за последние 5 лет достигнуты высокие экономические показатели аграрного сектора: объем инвестиций в основной капитал возрос в 4,5 раза, кредитов – в 2,5, экспортав 3,5, сумма налогов – в 2,5 раза. И главноеувеличение арендной платы владельцам земельных паев в 2-3 раза по сравнению с другими арендаторами [18, с. 9]. При этом отмечаются несущественные риски: агрохолдинги усиливают экономику и социальное неравенство в аграрном секторе и могут стать банкротами вследствие возможного резкого сокращения финансирования [18, с. 10]. Но здесь необходимо отметить основное – размер арендной платы возрастает не вследствие повышения эффективности производства, а от ожиданий агрохолднигов относительно перспектив владения огромными площадями сельскохозяйственных земель и безграничной будущей земельной рентой, которая без налогов будет ими присваиваться. Не единичные случаи, когда агрохолдингами арендованная земля не используется по назначению, а владельцы земельных паев получают арендную плату. Сельскохозяйственные предприятия, включая фермерские, не могут обеспечить такой высокий уровень арендной платы (более 1000 грн за 1 га) и поэтому быстро поглощаются агрохолдингами, размер землевладений которых возрастает невиданными темпами.

Парадоксален тот факт, что научные работники, которые стояли в истоках аграрной реформы, также придерживаются мысли, что сформированные хозяйственные структуры больших размеров (свыше 100 тыс. га земли) на основе аренды земельных частей (паев) имеют право на существование в многоукладной экономике вместе с личными крестьянскими хозяйствами, имеющими схожие особенности с формированиями Японии и Китая, которые по размерам небольшие, полностью принадлежат крестьянину [19, с. 19]. Реформаторы лукавят – земледельческие кооперативы в Японии и Китае находятся под мощной защитой государства. В Китае благодаря передаче, а не приватизации, земли в долгосрочную аренду крестьянам с составлением надлежащих договоров на поставку сельскохозяйственной продукции фермерские хозяйства размером от 0,2 до 1 га пашни эффективны [20, с. 17–19].

В свою очередь владельцы агрохолдингов, как например агрохолдинга KSG Agrо, еще более решительно настроены относительно своих перспектив: «А большим – не мешать! Просто не мешать»! А все эти предложения относительно поддержки малых форм хозяйствования остаются на уровне проектов не жизнеспособны. «Эти законопроекты делают люди, которые ничего в аграрной специфике не понимают ... Глупость обычно к конечному результату не доходит... Относится до этого серьезно нельзя» [21, с. 12-17]. Исходя из вышеприведенных  высказываний создается впечатления, что во всех странах мира (в первую очередь, развитых), где в аграрных сферах отсутствуют хозяйства размером 10-500 тыс. га (за исключением размеров ранчо, на непригодных для интенсивного использования землях, болотах, в горной местности и т.п.) законодатели еще более не компетентны в аграрной сфере, нежели наши чиновники. Но здесь возникает вопрос: как без понимания аграрной специфики зарубежные страны достигли таких высоких результатов в сельском хозяйстве и при этом не повышают уровень безработицы?

Между прочим, все в мире регулируется. Как отмечает профессор Л.В. Молдаван, в других странах мира существуют ограничения относительно вхождения в сельское хозяйство торгового, финансового и другого несельскохозяйственного капитала [22, с. 16]. Профессор А.М. Стативка на круглом столе «Аграрное право как область права, юридическая наука и учебная дисциплина» в Национальном университете биоресурсов и природопользования Украины отметил, что у «нас до сих пор не разработаны концепции развития аграрного сектора и сельских территорий… Еще в 2002 г. заместитель главы Администрации Президента П. Гайдуцкий заявил, что производственные кооперативы, которые кое-где образовались в результате реформирования КСП, – это вынужденный шаг, компромисс… В результате такой политики начали образовываться агрохолдинги, которые являются истинной бедой для села». Эти агроформирования получают деньги от США, офшорных зон, целью которых являются получение сверхприбылей и контроль за большими площадями сельскохозяйственных угодий [23].

В США система законодательства построена таким образом, что большие предприятия не могут поглотить мелкие фермерские хозяйства, но эффект масштаба достигают через кластерную организацию – последние предоставляют услуги первым: обеспечение кормами, ремонтным молодняком, утилизируют органические удобрения, откармливают бычков и т.д. [24, с. 5–12]. Например, самая большая молочная ферма в США «Emerald Dairy, LLC» на 2400 коров со средним надоем 13250 кг молока была построена на ограниченном землевладении. В кластере территориально близкие и далекие фермеры поставляют кукурузу, сою, люцерновые корма, а от большой фермы получают и выращивают для нее нетелей, бычков, на их земли вывозятся органические удобрения и т.п. [25, с. 150–151]. Создание мощного предприятия гарантирует ему низкие производственные затраты, а владельцы маленьких ферм стали его компаньонами с гарантией функционировать в конкурентной среде.

В странах мира существуют институциональные рычаги содействия заинтересованности увеличивать физические размеры предприятий, но и сдерживать их. В США, например, при кооперировании фермеров и соответствующем увеличении размеров интегрированного предприятия ставки налога на доходы значительно ниже, чем для индивидуальных ферм меньших размеров. При этом может взиматься налог на прирост капитала, налог по безработице (или же существует норма необходимого количества найма работников), которые сдерживают неограниченный рост размеров ферм [26, с. 54–60] и увеличивают уровень занятости. Больших размеров фермы могут быть только в прериях, где низкая плотность населения и не нужно платить высокий налог по безработице, не взимаются рентные платежи. Аналогично в Саудовской Аравии – ферма на 25 тыс. коров (ферма “ Аль-Софи”) построена в пустыне и где не нужно платить какие-либо социальные и земельные налоги [27, с. 42].

В Дании экологическим законодательством поддерживается гармоничное соотношение между поголовьем животных и земельным размером фермы. При этом не разрешается, например, удерживать поголовье животных свыше 500 единиц (одна единица – это 1 корова, 3 свиноматки, 30 убойных свиней или 2500 голов птицы на откорме). Даже хозяйства, в которых размер фермы достигает 250 единиц, находятся под тщательным контролем экологического аудита [28]. В то же время в странах ЕС рентные отношения в целом усовершенствованы с помощью оценки экономического размера ферм в европейских единицах размера (1 ЕОРкласс = 12 тыс. евро) в зависимости от качества земель, оптимальной структуры посевных площадей, которая связана с объемами существующего внутреннего и внешнего спроса на сельскохозяйственную продукцию и затратами логистики. Налог устанавливают в зависимости от ЕОРкласса (например, в Голландии более 44 % ферм имеют экономический размер, который больше 40 ЕОР, т. е. почти 0,5 млн евро) [29, с. 28], а не выплачивают мифический фиксированный налог, как в Украине, независимо от других основных факторов – капитала, рабочей силы, структуры производства, расстояния к рынкам сбыта и т.п. В цивилизованной рыночной среде на плодородных черноземах интенсивные культуры и отрасли (сахарная свекла, табак, овощи, животноводство и т.д.) дают значительно высшую прибыль на единицу земельной площади, по сравнению с экстенсивными культурами (пшеница, ячмень и др.). То есть агрохолдинги должны были бы платить налог от стандартного размера прибыли в ЕОР–классах, получаемый на этих почвах, выращивая интенсивные культуры, которые в свою очередь требуют значительно высших затрат труда. Вместе с тем, как видим, будут решаться вопросы занятости населения и социальной справедливости. Это не что иное, как оценка земель по разрядам плодородия и прибыльности и система налогообложения, которая успешно применялась в Украине еще во времена царской России. Латифундии при этих условиях вынуждены будут применять севообороты, более насыщенные интенсивными культурами, развивать животноводство, что требует на порядок высших затрат труда наемных работников. При возделывании интенсивных культур и развитии животноводства возникают проблемы усложнения организации управления и потому эффективным может быть производство лишь при оптимальных физических размеров предприятий – на уровне 0,5–10 тыс. га пашни. Если же ввести налог по безработице в зависимости от плотности населения в регионе, то агрохолдинги как таковые не могли быть созданы, а функционировали бы крупнотоварные предприятия размером 3–10 тыс. га пашни и фермерские хозяйства размером 20–500 га пашни при участии обслуживающих кооперативов по использованию техники и сбыту продукции.

Любая постановка задачи относительно решения социально-экономических проблем на селе со стороны Правительства Украины без решения проблем непомерного и невиданного в мире, к тому же нарастающего латифундизма по логике является абсурдом. Содействие развитию агрохолдингов, на что нацелена государственная финансовая поддержка, ускорит уничтожение сел и сельских жителей. Разрабатывать стратегию развития аграрного сектора экономики, не принимая во внимание процессы монополизации землевладений десятком владельцев и при этом наблюдать за одичанием сельской местности, мягко говоря, не гуманно по отношению к собственному народу. Предостережением может быть напряженность в отношениях между Китаем и Японией, вызванное продажей частным собственником трех островов группы Сенкаку японскому правительству, которые после этого стали собственностью Японии. Создается впечатление, что в Украине хотят как можно быстрее использовать российский рецепт относительно привлечения к работе в агрохолдингах иностранных рабочих, и в первую очередь китайских. Ведь в России, как констатировали эксперты Дискуссионного клуба, агрохолдинги, фермерские хозяйства работают в конкурентной среде благодаря использованию в хозяйстве наемных иностранных рабочих — гастарбайтеров. А российские крестьяне способны нанести больший ущерб фермерскому хозяйству, нежели пользы. И дальше продолжает участник Дискуссионного клуба: будущее сельского хозяйства – за китайцами. «Через 15–20 лет представителей этой наций здесь будет столько же, сколько сейчас на Дальнем Востоке. Сопротивляться экспансии напрасно – нужно использовать выгодные стороны этого процесса» [30].

Необходимо помнить, что страны мира на основе оптимума по Парето (благосостояние общества достигает максимума, а распределение ресурсов становится оптимальным, если любое изменение этого распределения ухудшает благосостояние хотя бы одного субъекта экономической системы [31]) используют в реальной жизни фундаментальные теоремы благосостояния населения. Даже при разработке проектов стратегических планов, не говоря о реальном внедрении, они не допускают такого распределения ресурсов, при котором почти 100 % населения ухудшат свое благосостояние. Это что-то из области фантастики.

Рассмотрим, нужно ли наращивать экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки, а внутренний рынок оставить недоразвитым? Так, в 2012 г. экспортировали 27,8 млн т зерновых на сумму 7 млрд долл. США, в т.ч. пшеницы – 8,8 млн т на сумму 2,36 млрд долл. США (цена 1 т – 271,5 долл.), ячменя – соответственно 2,6 и 0,69 (268,7 долл.) и кукурузы – соответственно 15,6 млн т и 3,9 млрд долл. США (249,1 долл.). Экспортировали также 3,2 млн т семян масляных культур на сумму 1,75 млрд долл. США, в т.ч. 0,28 млн т семян подсолнечника на 165,7 млн долл. США (587,5 долл. за 1 т), семян рапса – соответственно 1,3 млн. т и 0,8 млрд долл. США (609,5 долл. за 1 т), семян сои – соответственно 1,48 млн т и 0,7 млрд долл. США (474 долл. США за 1 т). Практически весь урожай семян сои и рапса был экспортирован, то соответственно незначительные объемы продуктов их переработки также были экспортированы: масла и жмыхов соевых – соответственно 57,8 и 14,8 тыс. т (на сумму 59,2 и 7,9 млн долл. США), масла и жмыхов семян рапса – соответственно 5,2 и 2,5 тыс. т (на сумму 6,5 и 0,75 млн долл. США). В основном были экспортированы наибольшие объемы масла и жмыхов семян подсолнечника – соответственно 3,6 и 4,1 млн. т на сумму 3,97 и 0,75 млрд долл. США. Отметим, что экспортированная продукция имеет свою себестоимость производства и затраты логистики, которые значительно превышают зарубежные. Поэтому чистый результат экспорта в основном сырья не такой впечатляющий.

Бизнес-структуры, включая агрохолдинги, интенсивно развивают отрасли по переработке отходов от сельскохозяйственной деятельности (солома, шелуха подсолнечника и т.п.) на топливные гранулы или пеллеты. Отметим, что эти отходы успешно сжигают на полях или же в котлах предприятий пищевой промышленности. Объемы производства зерновых в 2012 г. составили 46,2 млн т, в т.ч. 15,8 – пшеницы, 6,9 – ячменя и 21 млн т кукурузы. Объемы производства масличных культур достигли 12,1 млн т, в т.ч. 8,4 – семян подсолнечника, 2,4 – сои и 1,2 млн т – семян рапса. Несложно подсчитать, сколько же с экспортированной продукцией вывозится или сжигается на полях и в котлах отходов продукции растениеводства. С учетом затрат продуктов этих основных шести сельскохозяйственных культур в отрасли животноводства при экспорте продукции вывозятся питательные вещества (NPK) на сумму 41,6 млрд грн (5,2 млрд долл. США), в т.ч. 19,2 – с основной продукцией и 22,4 млрд грн с побочной (солома, шелуха подсолнечникасжигание, экспорт или же перспектива первого и второго и экспорт жмыхов масличных культур). Если же развивать отрасль животноводства (использовать жмых и значительно большую часть зерновых в кормлении животных), а также экспортировать продукты переработки продукции этой отрасли, то потери питательных веществ сократятся вдвое. Хотя при этом потери понесут экспортеры растениеводческой продукции (кроме масла растительного и кукурузы, с которыми вывозится незначительная часть питательных веществ), но выиграют экспортеры животноводческой продукции. К тому же от развития отрасли животноводства выигрывает население страны – увеличится уровень потребления, а в сельской местности возрастет уровень занятости.

Здесь следует отметить, что развитые страны мира в первую очередь достигают полной обеспеченности собственного населения продуктами питания и только после этого наращивают экспорт сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки. Как же у нас строится экспортная стратегия? Берется ли во внимание уровень потребления населением продуктов питания?

В Украине в 2012 г. потребление только молока и молочных продуктов и мяса и мясопродуктов было меньше физиологической нормы соответственно на 43,45 и 32 % (в 2002 г. – на 40–50 %) или на 50,6 млрд грн (6,3 млрд долл. США). Какой огромный резерв для развития сельского хозяйства! За этот период, согласно данным Государственной службе статистики, совокупные доходы населения возросли в 7,4, а реальный доход – в 3 раза. Затраты на питание в совокупных доходах населения составили 50,2 % (в 2002 г. – 59,1 %). А в США, например, за 54 года (1988 г. по сравнению с 1934 г.) реальный доход населения возрос почти в 7 раз [33, с. 45], а его затраты на питание сократились от 40 до 10 %. То есть в Украине с каждым повышением доходов еще стремительнее возрастают цены на продукты питания. Это можно рассматривать как отсутствие в стране мониторинга затрат в интегрированной цепи от производителя до потребителя, вследствие чего сельскохозяйственный товаропроизводитель нередко остается с убытками, а завышенные суммы прибылей распределяются в сфере хранения, транспортировки, переработки продукции, доставки ее в торговую сеть. Следовательно, неконтролируемое повышение цен на последующих маркетинговых стадиях создает ситуацию не только недоступности продуктов питания и особенно продукции животноводства для многих слоев населения, но и ведет к убыточности и вынужденному упадку этой отрасли.

Если бы эффективно работали профессиональные и межпрофессиональные организации по согласованию рыночных цен, то всему населению Украины были бы доступны все без исключения продукты питания. Рассмотрим, что же показывают нам статистические расчеты? Так, в 2012 г. коэффициент эластичности потребления молока по совокупным доходам в Украине составлял 0,4 % (на 1 % увеличения доходов потребление молочных продуктов возрастает на 0,4 %). При существующем росте совокупных доходов и при условии проведения мониторинга затрат от производства и до стадии формирования конечной цены на молочную продукцию со справедливым распределением прибыли между всеми участниками интегрированного производства, потребление молока могло бы возрасти в 3,57 раза (до 804 кг за год или в 2,1 раза превысить физиологическую норму). При реальном росте совокупных доходов уровень потребления возрос бы в 2,05 раза и достиг 461 кг, что на 21 % выше физиологической нормы. Если бы за этот период реальные доходы возросли лишь в 2 раза (а не в 3, как показывают официальные статистические данные), то украинцы достигли уровня потребления молока в соответствии с физиологической нормой. Аналогичная ситуация относительно мяса. В 2012 г. коэффициент эластичности потребления мяса и мясопродуктов по совокупным доходам составлял 0,578 % и при существующем росте совокупных доходов населения его потребление возросло бы в 5 раз, а в соответствии с официальным уровнем реального дохода – в 2,7 раза. Достаточно, если бы за этот период реальные доходы возросли в 2,64 раза, и тогда все жители страны потребляли по 80 кг мяса и мясопродуктов. К сожалению, совокупные доходы неустанно возрастают, а затраты на питание в совокупных доходах продолжают оставаться одними из наивысших в мире. По данным Центра перспективных социальных исследований Министерства социальной политики и НАН Украины, уровень цен на продукты питания такой же, как и в США или Испании, а минимальная заработная плата в Испании более чем в 6 раз выше [33]. Это убедительный результат бездеятельности на продовольственном рынке Антимонопольного комитета, Минагрополитики, отсутствия с их стороны механизмов контроля формирования цен, объемов предложения и уровня обеспечения спроса населения продуктами питания.

И все же, как разрабатывается стратегия развития аграрного сектора экономики в других странах? Прогнозируют ли они только валовое производство сельскохозяйственной продукции, как в Украине, или еще учитывают какие-то параметры? Стратегия разрабатывается на основе мониторинга затрат производства и цен реализации на всех стадиях интеграции – от первичного производителя и касательно сфер хранения, транспортировки, переработки продукции, доставки ее потребителю и завершая ценами и объемами потребления отдельными слоями населения, что обеспечивает прозрачность экономики производства. Таким мониторингом охвачены все продовольственные товары с последующим сведением информации о затратах производства и рыночных ценах как в региональном разрезе, так и в разрезе предприятий разных размеров с выделением по ним дополнительных данных – прямых и косвенных дотаций, удельного веса доходов производителей, переработчиков и продавцов. Только в процессе постоянного мониторинга выявляются все возникшие проблемы, на основе анализа которых разрабатываются мероприятия по их поочередному решению. Например, мониторинг затрат и цен в США и Канаде позволил решить ключевые проблемы – обеспечить доступ к продуктам питания всему населению и при этом прибыли первичных производителей – фермеров ежегодно возрастают. В Украине о мониторинге сложно вести речь, ведь у нас существует коммерческая тайна, а потому неизвестно, кто же причастен к подорожанию продовольствия и справедливо ли распределена интегрированная прибыль между всеми участниками рыночного взаимодействия, включая государственный бюджет.

Именно мониторинг экономического состояния первичных производителей и создание условий для доходности (рентабельности) производства во всех отраслях сельского хозяйства является основной функцией министерств развитых стран – США, Канады и пр. На его основе, включая еще и мониторинг внутреннего и внешнего рынков, определяются основные направления аграрной политики на федеральном и провинциальном уровнях, механизмы ее реализации. По данным анализа экономических показателей (затраты производства каждого продукта, рыночные цены в любом районе страны, прямые и опосредствованные дотации, валовые и чистые доходы производителя, переработчика и продавца) разрабатываются рекомендации правительствам относительно форм и объемов экономической поддержки производителей. Действенная государственная поддержка и мониторинг затрат по всей интегрированной цепи обеспечивает высокую эффективность производства конечной продукции. Например, в Канаде за 1 т пивоваренного ячменя (производится 15295 бутылок пива по 0,333 л розничной ценой каждой по 1,45 долл.) правительство доплачивает фермерам 50–60 канадских долл. Но за каждую бутылку государство в виде НДС, федерального, провинциального акциза на спиртные напитки получает по 0,60 долл., а всего чистые поступления в бюджет государства в расчете на 1 га посева пивоваренного ячменя составляют 18,4 тыс. долл. Именно такие контролируемые доходы государства являются источником не только для бюджетной поддержки первичных товаропроизводителей, но и наполнения бюджета. А отсюда по логике обеспечение доходности первичного производителя становится основной целью аграрной политики и Канады, и США [34, с. 61]. Только удовлетворение экономических интересов первичного производителя дает кумулятивный толчок для всей дальнейшей вертикали производства и рынка продовольствия. Здесь возникает риторический вопрос: почему наши первичные товаропроизводители (владельцы паев) почти на 100 % отказались от сельскохозяйственной деятельности?

Выводы. В Украине на 22-м году реформирования еще продолжаются разработки проектных вариантов стратегии развития аграрного сектора экономики. На протяжении этого периода имела место эйфория относительно наиболее эффективного развития крестьянских хозяйств товарного типа (2-5 га земли), фермерских хозяйств, которые могут быть организованы на основе земельных паев и резервных земель и т.п. Все закончилось неожиданным развитием латифундий – землевладений на 100–550 тыс. га пашни, где выращиваются экстенсивные сельскохозяйственные культуры, а затраты труда на 1 га посевов в 10 раз ниже, чем при возделывании овощных и технических культур.

В большинстве случаев высокий уровень арендной платы недосягаем для многих сельскохозяйственных предприятий, что ускоряет процессы расширения землепользования агрохолдингов и соответственно тают любые надежды сельских жителей организовать хозяйство на своей земельной части (пае). До сих пор никто не озаботился созданием таких условий, при которых все без исключения предприятия будут независимыми и стабильно прибыльными. Мониторинг показал бы, что путем достижения эффективного функционирования предприятий рациональных размеров является создание условий к кооперированию и разработка мероприятий по государственной финансовой поддержке. Следует выяснить, почему после приватизации перерабатывающих предприятий первичные производители потеряли свою 51 % часть, которая согласно практике зарубежных стран обеспечивает эффективное функционирование сельскохозяйственных предприятий? Интегрированные кооперативы собственно и для того создавались за границей, чтобы увеличить доходы за счет последующих технологических стадий – переработки и реализации конечной продукции. Необходимо разработать систему поддержки первичных производителей в создании определенного количества перерабатывающих предприятий, что вынудить владельцев частных перерабатывающих предприятий действовать по правилам кооперативных предприятий или же остаться только с агрохолдингами без сельских жителей.

Нужна система ограничения вхождения в сельское хозяйство торгового, финансового и другого несельскохозяйственного капитала. Следует разработать программу развития кластерной организации аграрного бизнеса, институциональные механизмы увеличения или сдерживания размеров предприятий путем стимулирования кооперации фермеров (с соответствующим снижением ставок налогов), ввести налоги на прирост капитала, по безработице (или же нормы необходимого количества найма). Также разработать систему зонирования территории по уровню потенциальных доходов (с учетом существующих ресурсов, в первую очередь – человеческих) и внедрить соответствующую систему налогообложения, а для мелких фермерских хозяйств – систему государственной поддержки обслуживающих кооперативов ко времени выхода их на конкурентные параметры производства.

Стратегия развития аграрного сектора экономики должна дать четкий ответ: каковы перспективы крестьян в сельской местности и где для них созданы рабочие места? То есть Украина, как и все государства мира, должна сформулировать четкую и понятную для всего населения стратегическую цель – параметры перспективного состояния отраслей аграрного сектора экономики и в первую очередь развития сельского местности и продуктивной занятости его жителей. Для этого следует разработать варианты направления достижения этой цели, эксперты должны их оценить, а государство – взять за основу один из них и принять определенные законодательные акты (политику), имея ввиду наиболее экономные средства достижения принятой цели. В концентрированном виде такими средствами выступают планы, в которых определяются последовательность согласованных действий, которые приводят к достижению именно сформированной государством стратегической цели при наиболее рациональном использовании основных ресурсов – земли, труда и капитала. И еще раз повторимся – эта цель является долгосрочной и достижение ее должно обеспечить гармоничное развитие основной части сельского населения.

Мониторинг экономического состояния первичных производителей и создание условий для доходности во всех отраслях сельского хозяйстваосновные функции отечественного отраслевого министерства. Именно отслеживание затрат производства и цен реализации на всех стадиях интеграции – от первичного производителя и до сферы хранения, транспортировки, переработки продукции, доставки ее потребителю, завершая ценами и объемами потребления отдельными слоями населения, что обеспечит не только справедливость в распределении интегрированной прибыли, но и даст возможность полного доступа населения страны к продуктам питания. Только по молоку и мясу внутренний рынок увеличит объемы на 40–50 млрд грн. После этого в стратегиях развития аграрного сектора экономики страны можно будет предвидеть наращивание экспорта. Не гуманно по отношению к соотечественникам увеличивать экспорт, когда 50–70 % населения страны потребляет меньше физиологической нормы молока и мяса.

 

Список использованной литературы.

1. Стратегия государства [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Стратегия_государства.

2. Месель-Веселяк В.Я. Реформування аграрного сектора економіки України (здобутки, проблеми, вирішення) / В.Я. Месель-Веселяк. – Вісник економічної науки України, 2010. – № 2. – С. 205–211.

3 Аграрна політика окремих іноземних країн та блоків [Електронний ресурс]. – Режим доступа: http://lib.rushkolnik.ru/text/24606/index-1.html?page=8.

4. Гайдуцький П.І. Основні фактори обґрунтування і подальших змін розмірів селянських (фермерських) господарств / П.І. Гайдуцький, І.А. Микитенко // Формування, розвиток та розміри фермерських господарств України: матеріали науково-виробничої конференції. Жовтень 1992 р. – К.: Інститут аграрної економіки УААН, 1994. – С. 18–20.

5. Гайдуцький П.І. Економічні реалії та індустріальні міражі / П.І.Гайдуцький. – Урядовий кур’єр. – 1999. – 28 груд. – № 244.

6. Гайдуцький П.І. Доповідна Президентові України Л.Д. Кучмі «Про соціально-політичні наслідки зволікання аграрних реформ» / П.І. Гайдуцький. – К., 1999. – 7 с.

7. Стан ринку праці в сільській місцевості [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://agroua.net/economics/documents/category-58/doc-8/.

8. Кочемировська О. Регулювання зайнятості сільського населення в умовах реформування аграрного сектору України. Аналітична записка [Електронний ресурс] / О. Кочемировська. – Режим доступу: http://www.niss.gov.ua/articles/1107/.

9. Гладій М.В. Допомагати треба сильному / М.В. Гладій // Зерно. – 2007. – № 3 (12). – Берез.

10. Коробейников М. Зарубежная практика кредитования сельского хозяйства и её позитивное использование в условиях современной России [Электронный ресурс] / М. Коробейников. – Режим доступа : http://www.creditcoop.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=108:agro-practice&catid =34: countries.

11. Постанова Кабінету Міністрів України «Про затвердження Порядку використання коштів, передбачених у державному бюджеті для часткового відшкодування суб'єктам господарювання вартості будівництва та реконструкції тваринницьких ферм і комплексів та підприємств з виробництва комбікормів» (з доповненнями) від 4 жовтня 2010 р. № 900 [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/900-2010-%D0%BF.

12. Самарское молоко: из чего складывается цена [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.samru.ru/society/samaranews/32385.html.

13. Европейская стратегия занятости [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.webeconomy.ru/index.php?page=cat&newsid=873&type =news.

14. Структурные фонды и Фонд единства [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://n-europe.eu/glossary/term/745.

15. Ченери Х. Экономика межотраслевых связей / Х.Ченери, П.Кларк. [пер. с англ. А.И. Анчишкина, С.С. Шаталина, В.В. Швыркова]. – М. : Изд-во инностр. лит-ры, 1962. – 384 с.

16. Стратегія розвитку аграрного сектору економіки України на період до 2020 року [Електронний ресурс] – К., 2013. – Режим доступу:  http://minagro.gov.ua/node/7644.

17. Барський В. Реалізація потенціалу українського АПК можлива за умови продуманої агрополітики / В. Барський. – Ефективне тваринництво. – 2013. – № 3 (67). – С. 5–7.

18. Гайдуцький П.І. Стратегічні оцінки: щотижневий аналітичний моніторинг (Макроекономіка. Політика. Світові процеси) / Президентський фонд «Україна» (Інститут стратегічних оцінок (ІСО)). – К., 2010. – Вип. 143. – 20-26 лют. – 32 с. [Електронний ресурс] / П.І. Гайдуцький. – Режим доступу: http://www.kuchma.org.ua/upload/iblock/c41/monitoring_143.pdf.

19. Месель-Веселяк В.Я. Підвищення ефективності сільськогосподарського виробництва / В.Я. Месель-Веселяк. – Економіка АПК. – 2005. – № 6. – С. 17–26.

20. Пшихачев С. Экономический рост аграрного сектора Китая и его последствия / С. Пшихачев, А. Пшихачев. – Международный сельскохозяйственный журнал. – 2008. – № 1. – С. 17–19.

21. Касьянов С. Все формы и размеры хозяйств имеют право на жизнь / С. Касьянов // Зерно. – 2012. – № 6 (174). – С. 12–18.

22. Молдаван Л.В. Форми господарювання в аграрному секторі України в умовах глобалізації / Л.В. Молдаван. –Економіка АПК. – 2010. – № 1. – С. 1317.

23. Карпенко О. Кому заважає аграрне право [Електорнний ресурс] / О. Карпенко. – Режим доступу: http://www.silskivisti.kiev.ua/18811/print. php?n=13649.

24. Черняков Б.А. Роль и место крупнейших сельскохозяйственных предприятий в аграрном секторе экономики / Б.А. Черняков. – Достижение науки и техники АПК. – 2001. – № 6. – С. 5–12.

25. Черняков Б.А. Американское фермерство: XXI век / Б.А. Черняков. – М.: Художественная лит–ра, 2002. – 399 с.

26. Обушенков Н.Г. Экономический механизм государственного регулирования сельского хозяйства США / Н.Г. Обушенков. – М.: ВНИИТЭИагропром, 1988. – 92 с.

27. Осланд Роберт Б. "Эль-Сафи" – Развитие молочною хозяйства с вертикальной интеррацией на 25000 коров / Роберт Осланд Б. //Лекции, прочитанные для слушателей международной агротехнической школы.– К., 1993. – Кн. 4. – С. 42.

28. Зеленые свидетельства датских фермеров [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.zzr.ru/archives/jivotnovod/2003/02/article3.htm.

29. Трейси Майкл. Сельское хозяйство и продовольствие в экономике развитых стран: введение в теорию, практику и политику / Майкл Трейси. [пер. с англ. В.А. Макеева; под ред. А.Г Слуцкого]. – СПБ: Экономическая школа, 1995. – 432 с.

30. Как извлечь сверхприбыль из агробизнеса [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.openbusiness.ru/html/dop4/agro.htm.

31. Оптимум Парето [Електронний ресурс]. – Режим доступу: /http://uk.wikipedia.org/wiki/Оптимум_Парето.

32. Сио К.К. Управленческая экономика / К.К. Сио; пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 2000. – 672 с.

33. Підсумковий моніторинг розвитку соціальної сфери України за 2010 рік [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://www.cpsr.org.ua/index.php? option=com_content&view=article&id=148:-2010-&catid=17:2010-06-10-20-44-31&Itemid=24.

34. Нагорный В.Д. Сельское хозяйство Канады. Корни успеха / В.Д. Нагорный. – Москва-Майкоп: ООО «Качество», 2004. – 328 с.

 

Refereces.

1. The official site of “Wikipedia” (2013), “Strategija gosudarstva”, available at: http://ru.wikipedia.org/wiki/Strategija_gosudarstva (Accessed 15 January 2013).

2. Mesel-Veselyak V.J. (2010), Reform of the agricultural sector of Ukraine (achievements, problems and solutions), Visnyk ekonomichnoi nauky Ukrainy, Vol. 2. – pp. 205–211.

3 The official site of lib.rushkolnik.ru (2013), Ahrarna polityka okremykh inozemnykh krain ta blokiv”, available at: http://lib.rushkolnik.ru/text/24606/index-1.html?page=8 (Accessed 15 January 2013).

4. Haidutsky P.I. and Mykytenko I. A. (1994) “Osnovni faktory obgruntuvannia i podal'shykh zmin rozmiriv selians'kykh (fermers'kykh) hospodarstv”, Zbirka dopovidej na naukovo-vyrobnychij konferentsii, Naukovo vyrobnycha konferentsiia, Instytut ahrarnoi ekonomiky UAAN, Kyiv, Ukraine, pp. 18–20.

5. Hajduts'kyj P.I. (1999), “Ekonomichni realii ta industrial'ni mirazhi”, Uriadovyj kur'ier, 28 hrud, vol. 244.

6. Haidutsky P.I. (1999), “Dopovidna Prezydentovi Ukrainy L.D. Kuchmi “Pro sotsial'no-politychni naslidky zvolikannia ahrarnykh reform”, Kyiv, Ukraine, pp. 7.

7. Official site of "Agricultural sector ekonomiky» (2013), Stan rynku pratsi v sil's'kij mistsevosti, available at: http://agroua.net/economics/documents/category-58/doc-8/ (Accessed 20 January 2013).

8. Ofitsyalnyy site of the National Institute for Strategic Studies under the president of Ukraine (2008), Kochemyrovs'ka O., “Rehuliuvannia zajniatosti sil's'koho naselennia v umovakh reformuvannia ahrarnoho sektoru Ukrainy”, Analitychna zapyska, available at: http://www.niss.gov.ua/articles/1107/ (Accessed 20 January 2013).

9. Glady M. V. (2007), “Dopomahaty treba syl'nomu”, Zerno, vol. 3 (12). Berez, pp. 15-18.

10. The official site of credit cooperatives Chuvashia (2001), Korobejnikov M., “Zarubezhnaja praktika kreditovanija sel'skogo hozjajstva i ejo pozitivnoe ispol'zovanie v uslovijah sovremennoj Rossii”, available at: http://www.creditcoop.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=108:agro-practice&catid =34: countries (Accessed 20 January 2013).

11. Cabinet of Ministers of Ukraine (2010), “Resolution of the Cabinet of Ministers of Ukraine “On approval of the use of funds provided by the state budget for partial reimbursement of the cost of construction entities and reconstruction of livestock farms and complexes and manufacturers of animal feed (as amended)”, available at: http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/900-2010-%D0%BF (Accessed 17 January 2013).

12. The official site of "News Samaru" (2007), Samarskoe moloko: iz chego skladyvaetsja cena, available at: http://www.samru.ru/society/samaranews /32385.html (Accessed 18 January 2013).

13. The official site of “Webeconomy (2013), Evropejskaja strategija zanjatosti”, available at: http://www.webeconomy.ru/index.php?page=cat&newsid= 873&type =news (Accessed 20 January 2013).

14. The official website of the journal "New Europe" (2010), Strukturnye fondy i Fond edinstva, available at: http://n-europe.eu/glossary/term/745 (Accessed 17 January 2013).

15. H. Chenery, P. Klark (1962), Jekonomika mezhotraslevyh svjazej [per. s angl. A.I. Anchishkina, S.S. Shatalina, V.V. Shvyrkova], Izd-vo innostr. lit-ry, 384 p.

16. The official site of "the Ministry of Agrarian Policy and Food of Ukraine" (2013), Stratehiia rozvytku ahrarnoho sektoru ekonomiky Ukrainy na period do 2020 roku”, available at: http://minagro.gov.ua/node/7644 (Accessed 21 January 2013).

17. Bars'kyj V. “Realizatsiia potentsialu ukrains'koho APK mozhlyva za umovy produmanoi ahropolityky”, Efektyvne tvarynnytstvo, vol. 3 (67), pp. 5–7.

18. The official website of the President's Fund of Leonid Kuchma "Ukraine" (2010) / Hajduts'kyj P.I. Stratehichni otsinky: schotyzhnevyj analitychnyj monitorynh (Makroekonomika. Polityka. Svitovi protsesy)” [Instytut stratehichnykh otsinok (ISO)], vol. 143, pp. 20-26, available at: http://www.kuchma.org.ua /upload/iblock/c41/monitoring_143.pdf (Accessed 25 January 2013).

19. Mesel-Veselyak V.J. (2005), Improving the efficiency of agricultural production, Ekonomika APK, vol. 6, pp. 17-26.

20. Pshihachev S. (2008), Jekonomicheskij rost agrarnogo sektora Kitaja i ego posledstvija, Mezhdunarodnyj sel'skohozjajstvennyj zhurnal, vol. 1, pp. 17–19.

21. Kas'janov S. (2012), “Vse formy i razmery hozjajstv imejut pravo na zhizn'”, Zerno, vol. 6 (174), pp. 12–18.

22. Moldavan L.V. (2010), “Formy hospodariuvannia v ahrarnomu sektori Ukrainy v umovakh hlobalizatsii”, Ekonomika APK, vol. 1, pp. 13–17.

23. The official site of the newspaper "Rural News" (2012), Karpenko O., “Komu zavazhaie ahrarne pravo”, available at: http://www.silskivisti.kiev.ua/18811/print. php?n=13649 (Accessed 25 January 2013).

24. Chernjakov B.A. (2001), Rol' i mesto krupnejshih sel'skohozjajstvennyh predprijatij v agrarnom sektore jekonomiki, Dostizhenie nauki i tehniki APK, vol. 6, pp. 5–12.

25. Chernjakov B. A. (2002), Amerikanskoe fermerstvo: XXI vek, Hudozhestvennaja lit–ra, Moscow, Rossija, 399 p.

26. Obushenkov N.G. (1988), “Jekonomicheskij mehanizm gosudarstvennogo regulirovanija sel'skogo hozjajstva SShA”, VNIITJeIagroprom, Moscow, 92 p.

27. Osland Robert B. (1993). “Jel'-Safi – Razvitie molochnoju hozjajstva s vertikal'noj interraciej na 25000 korov” [Lekcii, prochitannye dlja slushatelej mezhdunarodnoj agrotehnicheskoj shkoly], Kyiv, Ukraine, vol. 4, pp. 42.

28. The official site of the journal "Animal husbandry Russia" (2003), “Zelenye svidetel'stva datskih fermerov, available at: http://www.zzr.ru/archives/ jivotnovod/2003/02/article3.htm (Accessed 15 January 2013).

29. Trejsi Majkl (1995), Sel'skoe hozjajstvo i prodovol'stvie v jekonomike razvityh stran: vvedenie v teoriju, praktiku i politiku [per. s angl. V.A. Makeeva; pod red. A.G Sluckogo], Jekonomicheskaja shkola, SPB, Rossija, 432 p.

30 The official site of «FR Franchajzing»(2006), Kak izvlech' sverhpribyl' iz agrobiznesa, available at: http://www.openbusiness.ru/html/dop4/agro.htm (Accessed 16 January 2013).

31. The official site of “Wikipedia” (2013), Optimum Pareto, available at: /http://uk.wikipedia.org/wiki/Optimum_Pareto (Accessed 18 January 2013).

32. Sio K.K. (2000), Upravlencheskaja jekonomika” [per. s angl], INFRA-M, Moscow, Rossija, 672 p.

33. The official site of Tsentru perspektyvnykh sotsial'nykh doslidzhen' Ministerstva sotsial'noi polityky Ukrainy (2011) Pidsumkovyj monitorynh rozvytku sotsial'noi sfery Ukrainy za 2010 rik, available at: http://www.cpsr.org.ua/index.php? option=com_content&view=article&id=148:-2010-&catid=17:2010-06-10-20-44-31&Itemid=24 (Accessed 19 January 2013).

34. 34. Nagornyj V.D. 92004), “Sel'skoe hozjajstvo Kanady. Korni uspeha, OOO «Kachestvo», Moskva-Majkop, Rossija, 328 p.

Стаття надійшла до редакції 26.09.2013 р.